Полевой слёт "Сокол-2013"

Приглашение на Масленицу

Пока живет традиция

Праздник Александра Невского

Глядя в глаза

Подготовка к стенке

Пересвет и Ослябя

Анатолий Лебедь Герой России

Беседы с монахом

Хазария

 

Первое достоверное упоминание о хазарах относится к 60 -80 годам VI века, когда они как подчиненные участвуют в походах тюркютов в Закавказье. В начале 90-х годов VI века хазары становятся ведущей силой в Восточном Предкавказье, признавая, однако, верховную власть Тюркского каганата. С крушением в 50-х годах VII века Западно-тюркского каганата хазары обретают независимость. С этого времени и можно говорить о начале Хазарского каганата. Глава хазар объявил себя главой всех тюркских и кочевых племен Евразии, то есть каганом.

Л.Н. Гумилев о начале государственности хазар выдвигает иную версию, выводя ее из распрей в Китае правящей династии Тан (618 – 907). Неудачный соискатель трона в Китае бежал к хазарам, был принят ими и… посажен на престол в Хазарии. Хан тюрк устраивал хазар вполне: он кочевал со своей ставкой в низовьях Волги, между нынешними Волгоградом и Астраханью, весной откочевывал на Терек, лето проводил между Тереком, Кубанью и Доном, а с приходом холодов возвращался на Волгу. Хазарам не приходилось содержать своего хана. Он не требовал с них налогов, кормясь собственным кочевым хозяйством. Хан и пришедшая с ним военная знать, удовлетворяясь дарами подданных, не вводили системы поборов и не занималась торговлей. Тюркские ханы и беки, возглавив хазар, ставших к тому времени совсем не воинственными, организовали их защиту от арабов. Те наступали из Азербайджана через Дербент на Терек и Волгу. Тюрки – народ воинов – защищали хазар от врагов и совместно с ними образовали в Прикаспии небольшое государство.

И вот это тюрско-хазарское государство испытало внедрение иного народа с иными традициями и культурой. Этим народом были – евреи. Появились они из Ирана. В V веке в Персии (так раньше назывался Иран) при шахе Каваде его визирь Маздак, совершив революцию, приступил к раздаче имущества богатых беднякам. В конце концов бунт был подавлен, а евреям, принявшим самое деятельное участие в революции, причем на той и другой стороне, пришлось бежать из Персии. Одна часть обосновалась в Азербайджане, другая в Византии. Византийские евреи занялись спекуляцией рабами, были замечены в измене – открывали ворота городов воевавшим с Византией арабам – и в конце концов были изгнаны из страны. Изгнанники поселились в Хазарии, где уже проживали их соплеменники, некогда бежавшие из Персии в Азербайджан.

Страна к северу от Терека понравилась переселенцам. Луга, покрытые зеленой травой, были прекрасными пастбищами. В Волге водились осетры и стерлядь. Здесь проходили торговые пути. Соседние племена были беззлобны и неагрессивны. Используя свою грамотность, евреи стали осваивать и развивать занятия, не свойственные местному населению: в их руках оказались дипломатия, торговля, образование.

В начале IX века еврейское население Хазарии к своему экономическому и интеллектуальному могуществу добавило и политическое. Мудрый Обадия, про которого древние документы говорят, что «он боялся Бога и любил закон», совершил революцию, выгнал из страны тюрок, составлявших военное сословие Хазарии. Расправиться с тюрками-воинами ему помогли наемники – печенеги и гузы. Хазарские тюрки долго воевали с захватчиками, но были разбиты и частью погибли, частью ушли в Венгрию.

Евреи остались в Хазарии. Но ассимиляции не произошло. Как гласит еврейская пословица, «никто не может обнаружить след птицы в воздухе, змеи на камне и мужчины в женщине», и потому евреями считались все дети евреек, независимо от того, кто был их отец. У хазар же, как у всех евразийских народов, родство определялось по отцу. Эти разные традиции не давали смешаться двум народам, и отличие двух этносов закреплялось тем, что дети евреек и дети хазар обучались по-разному. Учитель-раввин не принимал в школу ребенка, если тот не был евреем, то есть если его мать была хазарка или печенежка. И отец учил такого ребенка сам, но, несомненно, хуже, чем учили в хедере (школе). Так закреплялись два разных стереотипа поведения. Это различие и определило различные судьбы двух народов: евреев и хазар.

С самого начала своего существования Хазария утвердила свою власть над важнейшими торговыми путями из Восточной Европы в страны Передней Азии. Эта торговля была посреднической. Большую часть доходов составляли торговые пошлины на заставах в узловых местах сухопутных, речных и морских путей. Пошлины составляли десятую часть товара. В отдельных случаях, как во время прохода кораблей Руси через Итиль (город ниже нынешней Астрахани, тогдашняя столица Хазарии) на Каспий и обратно в 913 – 914 году, бралась и гораздо большая часть товаров или добычи. Через Хазарию шли воск, мед, меха, рабы. Последние доставлялись уграми и печенегами, совершавшими набеги на славян и русь.

Кроме того Хазарии платили дань покоренные народы. Дань платили товарами или деньгами. Вятичи, например, платили хазарам дань по щелагу (серебряному дирхему) с сохи. Мордва платила дань мехами. К тому же покоренные племена обязывались выставлять войско. Буртасы – кочевое племя, обитавшее нынешнюю Саратовскую область – должны выставлять по требованию правителя хазар до 10 тысяч всадников. А правители покоренных народов обязаны были также отдавать в жены кагану своих дочерей.

Власть хазар держалась на мощной военной силе и на глубоком почитании и уважении, какой пользовался хазарский каган у тюркских и других кочевых племен. В глазах хазар-язычников он был окружен ореолом божественной силы. У кагана было 25 жен из дочерей подвластных хазарам правителей других народов и 60 наложниц. Он был залогом благополучия народа. В случае большой опасности от врагов, хазары выводили кагана, увидев которого враги тотчас обращались в бегство. При каком-либо несчастии – засухе, голоде или поражении на войне, он – считали, что это произошло из-за духовной немочи кагана. Тогда народ и знать могли потребовать убить кагана.

По существовавшему у тюрок обряду, при возведении нового кагана на престол ему набрасывали на шею шелковую петлю и давили до тех пор, пока он не начинал задыхаться. Тогда его спрашивали: сколько лет он желает царствовать? Когда полузадушенный каган называл то или иное число, тогда его возводили на престол. Если, процарствовав названное им самим время, каган не умирал, его убивали. Каган не мог царствовать более 40 лет. По истечении этого срока его убивали, так как, по убеждению хазар, его ум слабел и рассудок расстраивался, его божественная сила ослабевала, и он не мог приносить пользу своему народу. Хазары воздавали почтение не только кагану, но и его могиле.

Около 740 года хазары приняли измененный иудаизм, а в 800 году – раввинский. Произошло это так. В 737 году арабский полководец Мерван нанес сокрушительное поражение Хазарии. Каган запросил мира. Мерван согласился – в ответ на принятие каганом ислама. Каган ислам принял, но, видимо, только для установления в стране спокойствия.

Бедственным положением страны воспользовался один из знатных хазаров – Булан, исповедовавший иудаизм. Он предложил кагану также принять иудейскую веру – в обмен на жизнь, ведь по обычаю за разгром страны народ мог требовать казни кагана.

Принятие каганом иудейской веры, вероятно, совершилось в глубокой тайне оставалось неизвестным для большей части хазар. Только ближайшее окружение кагана из числа родственников и знати, также принявшее иудаизм, знало о новой тайной вере кагана. Скрытый характер веры кагана, с одной стороны, позволял держать в трепетном повиновении хазар-язычников, для которых личность кагана была священной, а с другой стороны, держать в подчинении самого кагана, в угоду Булану и поддерживающим его сторонникам, под постоянной угрозой раскрытия народу его истинного лица и неизбежного вслед за этим устранения.

А когда Обадия, потомок Булана, «сын его сыновей», совершил государственный переворот, лишив окончательно власти кагана, тот был низведен до положения сакрального владыки, «священного жертвенного животного». Так верховный правитель хазар, каган, стал обладателем только видимой, внешней власти. Действительная же власть в Хазарии стала принадлежать второму лицу в государстве – царю или малику, беку по-арабски, или «мэлэху» по-еврейски. Царь мог не только по своему выбору назначать кагана, но в любое время и устранять его. Теперь царю-иудею принадлежало право набрасывать петлю на шею кагана при обряде возведения его на престол и сообщать народу ответ полузадушенного кагана о времени его царствования.

Каган жил в полном затворничестве в своем дворце, который в X веке располагался на одном из волжских островов рядом с дворцом царя. Кроме царя, доступ к кагану имели еще два чиновника. Раз в четыре месяца каган показывался народу, сопровождаемый всем войском. При этом все встречные должны были падать ниц. И по сути народ не мог видеть кагана. Каган избирался царем из одного и того же знатного, но к X веку обедневшего рода. Каганом мог быть только иудей. Принявший другую веру терял право на престол.

Но иудаизм не стал государственной религией. Основная часть хазар осталась язычниками, или же приняла ислам или христианство. Иудеями была верхушка – знать, купцы, ростовщики, военачальники. Когда народ узнал о смене религии правителей, в Хазарии вспыхнуло восстание, подавленное Обадией. Уцелевшая часть восставших хазар бежала в Венгрию. К этому времени иудеи стали влиятельной политической силой. Им покровительствовали испанские Омейяды, французские Каролинги. За некие услуги, оказанные им, иудеи преподнесли Карлу Великому красное знамя и царские знаки последних римских императоров, попавших к ним через готов. Значительная часть международной торговли оказались в руках иудеев. Под их контролем уже находилась и большая часть работорговли.

К этой поре, вероятно, относится и перенесение столицы Хазарии из прикавказского Семендера в Итиль на Волге, хотя в источниках IX века, она под этим именем еще не упоминается. Впервые в древних источниках название Итиль появляется лишь в X веке. Ранее, начиная с IX века, столица хазар на Волге была известна под разными именами: Сарашен (Хазаран), Ханбалык или Хамлык. В X веке Итиль состоял из трех частей. В одной части жила царица со своими приближенными. В этой части, вероятно, восточной и расположенной на левом берегу Волги, жили также иудеи, исмаилитяне и христиане, а также купцы других народов и племен. Там были синагоги, мечети, церкви, бани, рынки. В Итиле было 7 судей – по 2 для иудеев, мусульман и христиан и 1 для язычников. Судили они по обычаям и установлениям своих вер.

Во второй части города, расположенной на правом берегу, жила знать и располагался отряд стражи из хорезмских мусульман. Каган и царь жили на острове посреди реки. Там же находились поля, виноградники и все необходимое для их жизни. Царь жил в каменном дворце. Прочим людям таких домов иметь не разрешалось. Все, кроме знати, считались рабами царя. Простым хазарам предоставлялось лишь «почетное» право охранять иудеев-торговцев, живших в городах на окраинах государства. Царя же охраняло 10 тысяч воинов-мусульман. Как обращались с простыми хазарами, видно из ответа царицы голодающему народу: она посоветовала им надеяться на милость Божию. В различии вер – правителей и народа причина стремительного падения Хазарского каганата: там, где правительство и народ исповедуют разные веры, государство недолговечно.

Еврейское правительство Хазарии держалось «на штыках» наемников, в том числе и славян. Хазарские правители были истыми купцами: они покупали победы, и только победы. Если наемники терпели поражение, что иногда случалось, их казнили.

В 939 году произошло событие чрезвычайной важности. Русский вождь – князь Игорь – захватил принадлежащий Хазарии город Самкерц (ныне Тамань); хазарский правитель ответил на удар ударом: на русов двинулась мусульманская гвардия под командованием еврея, «достопочтенного Песаха». Песах освободил Самкерц, переправился через Керченский пролив и прошел по южному берегу Крыма (940), истребляя христианское население. Перейдя Перекоп, Песах дошел до Киева и обложил русское княжество данью. (Тогда русы и выдали хазарам свои мечи, о чем рассказывается в «Повести временных лет»).

Сокрушение Хазарии, верхи которой исповедовали иудаизм и поддерживали его среди подвластных и окружающих народов через распространение для них мировоззрения – рабства и покорности, превосходства иудеев, – означало сокрушение оков наиболее тяжкого угнетения – духовного, которое могло погубить основы яркой, самобытной духовной жизни славян и других народов Восточной Европы. И эту историческую задачу решил великий полководец Руси князь Святослав. О его походе мы расскажем в предании, как оно сохранилось в летописях. Вообще, от хазарского народа не осталось ни одного письменного памятника, и мы вынуждены ограничиться теми немногими сказаниями, которые сохранила память соседних с хазарами народов, прежде всего русского.

В. Маликов


В начало

Братство казаков 'Терек'