Полевой слёт "Сокол-2013"

Приглашение на Масленицу

Пока живет традиция

Праздник Александра Невского

Глядя в глаза

Подготовка к стенке

Пересвет и Ослябя

Анатолий Лебедь Герой России

Беседы с монахом

Князь Святослав и хазарское иго.

 

Хазарский каганат был первым государством, с которым пришлось столкнуться Древней Руси. Под 859 годом «Повесть временных лет» сообщает: «Имаху дань варязи из заморья на чуди, и на словесех, на мери и на всех, и на кривичех. А козари имаху на полянех, и на северех, и на вятичех, имаху по беле и веверице от дыма». От исхода борьбы этих двух государств – Хазарского каганата и Киевской Руси – зависела судьба не только восточно-европейских племен, но и многих племен и народов Европы и Азии.

Первое достоверное упоминание о хазарах относится к 60 – 80-м годам VI века, когда они как подчиненные участвуют в походах тюркютов в Закавказье. По-видимому, в начале 90-х годов VI века хазары становятся ведущей силой в Восточном Предкавказье, признавая однако верховную власть Тюркского каганата. С крушением в 50-х годах VII века Западно-тюрского каганата, хазары обретают независимость. С этого времени и можно говорить о начале Хазарского каганата. Глава хазар объявил себя главой всех тюрских и кочевых племен Евразии, то есть каганом.

С самого начала своего существования Хазария утвердила свою власть над важнейшими торговыми путями из Восточной Европы в страны Передней Азии. Однако в значительной степени эта торговля была посреднической. Перенесение хазарской столицы в Итиль в IX веке и укрепление других городов в важных узлах торговых путей, означало качественно новую ступень в развитии Хазарии. Из государства чисто военного, занимавшегося сбором даней с покоренных народов и племен и грабежами соседей, Хазария превратилась в государство торгово-паразитическое. Отныне важнейшей статьей дохода в государстве становится посредническая международная торговля, сбор пошлин с проезжающих гостей – купцов. Упорядочивается сбор даней. Для бесперебойного их поступления в столицу на местах учреждают особых надсмотрщиков – тудунов. При этом наметилось стремление собирать дани не натуральными продуктами, но в виде денег. Большая часть поступлений в казну теперь шла царю, его ближайшему окружению и иудеям-торговцам, которые жили во всех городах Хазарии и составляли верхний слой хазарского общества и были главной опорой властей.

Войско Хазарии становится, по преимуществу, наемным. Помимо мусульман в нем были Русь, славяне. Видимо, в это же время из-под власти хазар выходит значительная часть ранее зависимых областей, и собственно Хазария, как явствует из письма царя Иосифа, ограничивается землями между Нижней Волгой, местом наибольшего сближения Волги и Дона, Левобережьем Дона и Северным Кавказом. Значительная часть Приволжских и Причерноморских степей к этому времени оказывается во власти Огузов и печенегов. Власти Хазарии не занимала судьба этих земель. Они были обеспокоены выколачиванием дани с покорных им народов, сбором пошлин с речных и сухопутных караванов, посреднической торговлей и ростовщичеством. Такое положение не только сдерживало развитие восточноевропейских племен и народов, но приводило их к нищете и разорению. Спасение было в освобождении от хазарского ига.

Владычество хазар было не особенно жестоко: обычаи и распорядки жизни у русских остались те же, что были всегда и встарь у славян. Подвластность же хазарам выражалась, главным образом, в платеже дани. Но подвластность эта была, тем не менее, весьма унизительна. Ввиду зависимого положения наших предков от хазар, и другие народы обходились с русскими пренебрежительно. В Царьграде русских купцов постоянно обижали, не впускали порой в самый город, иногда изгоняли, словом, чинили разные притеснения, зная, что некому было за них заступиться. И на севере, в Ильменской стороне, многочисленные воинственные обитатели Варяжского моря также захаживали сюда и накладывали порой дань на отдельно жившее здесь славянское племя.

В «Повести временных лет» сохранилось предание о том, как киевляне, покоренные в 940-х годах еврейским полководцем Песахом, на требование дани заплатили завоевателям с каждого дыма по мечу. Когда хазары принесли эту дань своим старшинам, то те крепко подумали и сказали своему кагану: «Княже, дань недобрая… Ее доискались мы одной стороной оружия (т.е. саблями), а у этих оружие остро с обеих сторон; это – меч. Будут они брать дань и на нас, и на других странах».

Для этого же надо было, чтобы могучие племена, отдельно сидевшие на русской земле, собрались в одно единое несокрушимое целое. И собрал страну воедино князь Святослав. В греческой хронике сохранилось описание князя Святослава, когда он встречался на переговорах с византийским полководцем Цимисхием. По их сказанию, Святослав был среднего роста, и довольно строен, но мрачен и дик видом; имел грудь широкую, шею толстую, голубые глаза, брови густые, нос плоский, длинные усы, бороду редкую и на голове один клок волос, в знак его благородства; в ухе висела золотая серьга, украшенная двумя жемчужинами и рубином.

Князь Святослав – самый выдающийся полководец Древней Руси. Русские летописи посвящают ему, его походам удивительно возвышенные слова. В летописи он предстает как истинный славяно-русский витязь: бесстрашный в бою, неутомимый в походах, искренний с врагами, верный раз данному слову, простой в быту.

В 964 году князь Святослав «идя на Оку реку и на Волгу, и на лезе вятичи, и рече вятичем: «Кому дань даете? Они же реша: «Козарам по щьлягу от рала даем». В 965 году «идя Святослав на козары; слышавшее же козари, изидоша противу с князем своим Каганом, и сътупишася битися, и бывши брани, одоле Святослав козарам и град их и Белу Вежу взя. И ясы победи и косогы».

Это все, что в русские летописях говорится о войне князя Святослава с хазарским каганатом. Как бы ни было кратко сообщение летописца, но действительность такова, что после похода Святослава Хазария прекращает свое существование.

По сообщениям восточных и греческих писателей картина похода восстанавливается подробнее. Летом 964 года молодой князь Святослав – тогда ему было 22 года – начал поход против Хазарии. Идти от Киева к Волге напрямую он не решился: племя северян, верное кагану, не пропустило бы его без боя. К тому же в междуречье Волги и Дона греки, бывшие одно время союзниками хазар, построили сильную крепость Саркел. Князь Святослав принимает оригинальное решение: идет вверх по Днепру, перетаскивает ладьи в Оку, спускается вниз по Оке, затем по Волге до столицы Хазарии – к городу Итилю, расположенному в устье Волги.

Столица Хазарии лежала на огромном острове – 18 километров в ширину, – который образовывали две волжские протоки: собственно Волга (с запада) и Ахтуба (с востока). Ахтуба в X веке была такой же полноводной рекой, как и сама Волга. Воины Святослава отрезали все пути из Итиля. Но его жители наверняка знали о приближении русских, и большая часть хазар-аборигенов убежала в дельту Волги, эту естественную крепость: в лабиринте протоков мог разобраться только местный житель. Летом тучи комаров по вечерам могли победить любое войско. Зимой же дельта покрывалась льдом, оберегая людей от неприятельских лодок. Острова дельты были покрыты бэровскими буграми – огромными холмами высотой с четырехэтажный дом. Эти холмы и приютили настоящих хазар.

Еврейскому же населению деваться было некуда – изучать волжские протоки еврейским купцам смысла не было: они для того и создавали свою монополию внешней торговли и ростовщичества, чтобы жить в комфорте искусственного ландшафта – города. Евреи были чужды коренному населению – хазарам, которых они эксплуатировали. Естественно, хазары своих правителей, мягко говоря, недолюбливали, и спасать их не собирались.

В осажденном городе евреям бежать было некуда, потому они вышли сражаться со Святославом и были разбиты наголову. Прошло всего пять лет с того дня, как хазарский царь Иосиф написал: «И с того дня, как наши предки вступили под покров Шехины (божества), он подчинил нам всех наших врагов и ниспроверг все народы и племена, жившие вокруг нас, так что никто до настоящего дня не устоял перед ним. Все они служат и платят нам дань – цари Эдома (язычники) и цари исмаильтян (мусульмане)».

Крушение опорного пункта еврейских интересов на Востоке – Хазарии – повлекло за собой цепь последствий – религиозных, политических, этнических. Во Франции потеряла позиции династия Каролингов, принужденная уступить гегемонию национальным князьям и феодалам, в Китае отдельные мятежи переросли в агрессивность и национальную исключительность новорожденной династии Сунн, халифат в Багдаде ослабел и потерял контроль даже над Египтом. Удар, нанесенный Святославом в дельте Волги, откликнулся гулким эхом по всему миру. Сокрушение Хазарии, верхи которой исповедовали иудаизм и поддерживали его среди подвластных и окружающих народов через распространение выгодного для них мировоззрения – порабощения, рабства, покорности и превосходств иудеев, означало сокрушение оков наиболее тяжкого угнетения – духовного, которое могло погубить основы яркой, самобытной духовной жизни славян и других народов Восточной Европы. Не случайно, при выборе веры одним из основных недостатков иудеев святой равноапостольный князь Владимир считал отсутствие у них собственного государства.

Поход князя Святослава, сопровождавшийся, как сообщают источники, разорением мусульман и христиан, на долгое время приостановил проникновение мусульманства в Поволжье. Этому не помогло даже временное закрепление Хорезма в Нижнем Поволжье. Победа князя Святослава означала, что верховенство над кочевыми народами Причерноморья и Прикаспия от хазарского кагана перешло к киевскому князю.

Русские летописи и былины помнят о хазарах, о борьбе с ними, об их последующей судьбе. Хазарские воины были в составе дружин князей Игоря и Мстислава. Русские летописи вспоминают о хазарах в Тмутаракани XI – XII веков. Но если после разгрома Хазарии и восточные и западные источники отождествляют хазар с иудеями, то русские летописи и былины этого не делают. В русских былинах есть два образа – Козарина и Жидовина. Первый наряду с русскими богатырями воюет против врагов Руси. Со вторым сражается Илья Муромец. В былинах и духовных песнях в народе сохранилась память о борьбе с «царем иудейским» и «силой жидовскою». То есть русский народ видел разницу между простыми хазарами и правителями Хазарского каганата. Истинных хазарских памятников до сих пор не обнаружено. Потомки хазар в Крыму – караимы, особая секта в иудаизме. Литовский князь Витовт часть их вывел из Крыма в Литву и поселил возле Вильно. Небольшая часть продолжает жить в Крыму.

Киевская Русь оказалась самым могучим и последовательным врагом хазарского каганата. Почти полуторастолетняя освободительная война восточных славян против хазарского каганата была завершена в 965 году. Сокрушив основные военные силы каганата и разрушив опорные узлы хазар на Средней и Нижней Волге, на Северном Кавказе и Нижнем Дону, князь Святослав лишил власти торгово-ростовщическую верхушку Хазарии и основы их паразитического существования. «Хазарское царство исчезло как дым сразу же после ликвидации основного условия его существования: военного превосходства над соседями и тех экономических выгод, которое доставляло обладание важнейшими торговыми путями между Азией и Европой. Поскольку других оснований для его существования не было, оно под ударами более сильного Русского государства рассыпалось на составные свои части, в дальнейшем растворившись в половецком море», – заключает историю хазар крупнейший ее знаток М.И. Артамонов. Последним взмахом славяно-русского богатырского меча князь Святослав как бы очертил границы Руси и предопределил исконные устремления славян к единству и дружбе с другими народами в борьбе с мировым злом.

Куда же делись обитатели Нижней Волги после разгрома Святославом столицы Хазарии? Евреи рассеялись по свету, а потомки древних хазар объявились в долине Дона под именем «бродников». Потомки бродников, в свою очередь, сменили этноним и стали называться казаками. Тесные связи с Черниговским княжеством, русский язык, ставший обиходным, и православие, принятое еще в IX веке, позволили им войти в русский этнос в качестве одного из его субэтносов.


А.М. Макаров

автор очерка «Сокрушение Хазарского каганата Святославом». М.,

Библиотека журнала «Держава», 1995


В начало

Братство казаков 'Терек'