Полевой слёт "Сокол-2013"

Приглашение на Масленицу

Пока живет традиция

Праздник Александра Невского

Глядя в глаза

Подготовка к стенке

Пересвет и Ослябя

Анатолий Лебедь Герой России

Беседы с монахом

Святослав Игоревич. Битва за равнину.

 

А.С.Хомяков в своей большой работе под названием «Семирамида» высказал и достаточно убедительно доказал весьма интересную мысль. Смысл её заключается в том, что народы-победители населяют равнины. В свою очередь те, кто потерпели поражение, вынуждены довольствоваться неудобицами, как то: горами, болотами и другими не очень пригодными для жизни местами. К нашим славянским предкам это тезис имеет самое прямое отношение.

Существует несколько версий, определяющих прародину славян, и маршруты их расселения в Европе. Однако какой бы ни была исходная точка славянской колонизации и её маршруты, на сегодняшний день известно точно, что к середине IX века от рождества Христова восточнославянские племена заняли западную и северо-западную часть Восточно-европейской равнины. Восточно-европейская равнина по площади больше всей остальной Европы. Но это так, к слову. Осью и главной артерией восточнославянского мира в те времена служил знаменитый торговый путь «Из варяг в греки». В.О. Ключевский показывает, что древнейшие города будущей Руси располагаются именно на этом пути. Это Старая Ладога, Новгород, Смоленск, Киев – на волховско-днепровской системе, Полоцк – на двинско-днепровской. Города Чернигов и Ростов, находящиеся в стороне от торной водной дороги, по словам того же В.О.Ключевского, обозначают фланговые ответвления торговли и колонизации на восток. В данном контексте не очень ясна роль столь же древних Изборска и Пскова, но общей картины это не ломает. К моменту так называемого призвания варягов, восточнославянские племенные союзы занимали лишь ничтожную и далеко не самую лучшую часть огромной равнины. Славяне основную часть хлеба насущного добывали земледелием и скотоводством, как бы то ни было, но рыболовство, охота и бортничество были вспомогательными источниками средств к существованию. Наши предки освоили густые вековые леса. Земледелие в этом регионе было сопряжено с огромными трудозатратами. Не очень плодородные подзолистые почвы быстро истощались, и требовалось постоянно расчищать новые участки дремучих лесов. Скотоводство в таких условиях также было делом тяжёлым и маловыгодным. А ведь буквально под боком находились огромные просторы лесостепей и степей с великолепными чернозёмными почвами и практически идеальными условиями для земледелия и скотоводства. Но к приходу славян степные просторы были довольно плотно заселены, и никто просто так эти земли уступать не собирался. Перед славяно-русами ребром стал вопрос: или покорить степные народы, занять равнину и стать большим многомиллионным народом-победителем, или остаться в северных лесах и разделить судьбу малых финно-угорских народцев.

Предшественники князя Святослава – Рюрик, Аскольд, Олег, Игорь – следовали варяжской традиции. Они в основном держали под контролем торговую артерию, проходящую по Днепру, подвластные славянские племена, и морскими походами на Византию пытались добиться более выгодных условий для своих купцов. До Святослава мы знаем три таких кампании: 860, 907 и 941 годов. Особых выгод молодой Руси они не принесли, хотя определённый положительный эффект имели. По крайней мере, каждый поход заканчивался подписанием мирного договора, иногда на достаточно выгодных условиях. Однако будет несправедливо по отношению к предкам Святослава утверждать, что они вели исключительно однобокую и примитивную политику. С начала X века в поле зрения славяно-русов попадают низовья Волги, Дона, а так же Каспий. Л.Н.Гумилёв сообщает о походах наёмных русских дружин в 913-914 и 943-944 годах на Каспийское побережье. Оба похода осуществлялись по инициативе хазарских каганов, и закончились для русских весьма плачевно: погибли все. В 939 году князь Игорь захватил хазарскую крепость Самкерц (сегодня это русская Тамань) и попытался закрепиться на побережье Азовского моря. Ответ Хазарии был мгновенным и жестоким. В 940 году мусульманская гвардия под командованием еврея Песаха выбила русских из Самкерца, прошла по побережью Крымского полуострова, вырезая христианское население византийских колоний, дошла до Киева. Там Песах наложил дань на русское княжество. Таким образом, молодое русское государство, формально не просуществовавшее и сотни лет, попало под пяту Хазарского каганата, власть в котором принадлежала иудеям. Первое сражение в великой битве за равнину русскими было полностью проиграно. Но проиграть сражение совсем не означает проиграть войну. Дальнейшие события полностью подтвердили этот тезис.

Торгово-паразитическое государство – Хазарский каганат на тот момент являлось региональной супер-державой. Сколотив на посреднических операциях огромные богатства, еврейская верхушка могла позволить себе содержать многочисленные наёмные рати, увеличивать количество данников и успешно противостоять ненавидимой иудеями христианской супер-державе раннего средневековья – Византийской империи. Хазары ловко использовали в своих целях вражду восточных славян и Византии, а так же то обстоятельство, что Византия увязла в войнах с мусульманами в Малой Азии. По мнению того же Л.Н.Гумилёва морская война между Византией и Русью в 941-ом году была спровоцирована хазарами. Поражение русских в этой войне и, соответственно, ослабление сделали Хазарский каганат гегемоном в Восточной Европе. К середине X века хазары обложили данью славян, мордву, мерю и камских булгар. Учитывая то, что хазары имели опорные пункты на Азовском море, Северном Кавказе, на Средней Волге складывались предпосылки к полному подчинению ими всей Восточно-европейской равнины. И тем удивительнее выглядит мгновенный крах этого монстра, павшего от одного-единственного удара, нанесённого вчерашним данником.

Человек верующий, несомненно, увидит в этом перст Божий, но либеральные историки XIX века считали иначе. Ключевский полагал, что киевские князья и Святослав, в том числе, руководствовались исключительно торгово-промышленными интересами, Карамзин вообще всё объяснял свойством характера Святослава, в котором внезапно проснулись черты его воинственных предков-варягов. Это в большой степени предположения, однако, достоверно известно, что в 964-965 годах молодой князь осуществил блестящую стратегическую операцию, имевшую глубочайшие последствия (некоторые исследователи показывают два похода: один в965 году на Саркел, другой в 966-67 годах на Итиль и Самкерц). Одной из главнейших целей операции было восстановление независимости славянских земель, ставших данниками Хазарии. Для этого было решено ударить в самое сердце каганата. Этим сердцем и средоточием иудейского населения Хазарии была столица город Итиль, располагавшаяся в низовьях Волги на огромном острове образованном собственно Волгой и её рукавом Ахтубой. Операция была великолепно спланирована. К участию в ней Святослав сумел привлечь в качестве союзников печенегов и гузов. Печенеги шли с запада, гузы – от Яика, с востока. Сам Святослав с русским войском на судах поднялся в верховья Днепра, перетащился в Оку, по ней достиг Волги и по течению последней спустился к Итилю. Этнические хазары, пользуясь, возможно, нарочитой медлительностью союзников успели укрыться в дельте Волги, где их никто и не искал. В столице остались одни евреи, вынужденные лицом к лицу сразиться с войском Святослава. В битве евреи потерпели сокрушительное поражение, Святослав вошёл в город и стёр его с лица земли. Звезда иудейской супер-державы закатилась. Оставшиеся в живых евреи бросились на Терек, где находился второй по величине после Итиля город Семендер. Но Святослав пришёл и туда. Взяв и разрушив Семендер, он через низовья Дона двинулся домой. По пути русские взяли штурмом хазарскую крепость Саркел на Дону. Крепость была переименована в Белую Вежу, и в последствии заселена выходцами из Черниговской земли. Это было уже глубокое проникновение русских в причерноморские степи.

Данная операция, хотя её с полным основанием можно назвать кампанией, требует более глубокого осмысления. В ней ярко выявились полководческий, политический, дипломатический и организационный таланты князя Святослава. Сама кампания, как мы уже говорили, имела стратегическое значение. Продумать, организовать и провести её мог полководец, обладающий стратегическим мышлением. Успех кампании означает, что Святослав обладал таким мышлением. Как политик, Святослав точно определил общеполитические цели и задачи кампании. Привлечение союзников, причём из достаточно отдалённых мест, свидетельствует о дипломатических успехах Святослава. Роль союзников была отнюдь не представительской. То, что под Итилем хазарские евреи не получили помощи от своих данников и из дальних гарнизонов, позволяет нам с большой долей уверенности предположить, что печенеги и гузы перекрыли возможные пути подхода подкреплений. Это обстоятельство сыграло важную роль в победе коалиции над Хазарией. Интересно, что Святослав прямому и короткому пути к столице каганата через приволжские степи предпочёл более длинный и трудный путь по рекам. Здесь также проявился полководческий талант Святослава, его глубокое понимание военного дела, знание театра военных действий. Пойди русские сушей, они неизбежно столкнулись бы со славянским племенем северян, союзников хазар. По рекам они их обошли . Поход по воде был достаточно труден вначале, когда суда шли против течения по Днепру, далее по Оке и Волге войска спускались по течению, практически не утруждаясь, и прибыли к Итилю со свежими силами. Надо думать, это обстоятельство сыграло не последнюю роль в разгроме иудейского войска. Всё вышеприведённое никак не вяжется с образом эдакого бесшабашного рубаки, ищущего острых ощущений просто в любой драке, созданного трудами некоторых историков прошлого.

Годы правления Святослава Игоревича – это вершина достижений языческой Руси. Вложившись в завершающий удар, Русь уходящая уничтожила принципиального противника продвижения славян на Восточно-европейскую равнину. Так на излёте своего существования язычество расчистило поле для свободного поиска путей развития русскому этносу. У сына Святослава Владимира были развязаны руки для религиозных поисков, а потомкам Святослава был указан важнейший вектор развития. Поколение за поколением они стали воевать равнинные просторы. Долог и труден был этот путь. Около 250 лет славянство с различной степенью успешности осваивало степь, пока из Азии не излились татаро-монгольские орды. Казалось, пришёл конец продвижению славян на восток и юго-восток, но не тут то было. Внутренне молодое христианское образование оказалось настолько сильным, что, в самом начале поганского нашествия, как с востока, так и с запада, породило личность по своим масштабам вполне соответствующую важности момента. Это был потомок Святослава князь Александр, получивший поименование Невский. В тяжелейший час нашествия, когда равнина казалась недостижимой мечтою, своими полководческими, политическими и дипломатическими талантами этот Рюрикович сумел дать острастку католикам и ценою своей жизни заложить фундамент будущих успехов русских в покорении степных просторов. Ещё через триста лет далёкий потомок Святослава Иоанн IV Грозный, следуя путём, предначертанным славными предками, окончательно закрепится на Восточно-европейской равнине, перевалит Уральский хребет и начнёт освоение Сибири. Таким образом, за шестьсот лет русские овладеют громадными просторами, равными или сопоставимыми последовательно с одной-, двумя-, тремя-, четырьмя- и так далее Европами и станут могущественным многочисленным народом-победителем. Битву за равнину наши предки выиграли. И мы, их потомки, склоняем головы перед князем Святославом около пока ещё несуществующего памятника.

 

Александр Щербин


 


В начало

Братство казаков 'Терек'